Льняная, 1987 г

Льняная, 1987 г

28.04.87, день нолевой

До 9.30 кукуем в поезде. Поезд не спешит, вежливо
пропуская всех желающих. Результат – 5 часов
отсидки в Окуловке. Это отнюдь не центр мира, но
народ рьяно взялся ее исследовать. В результате
закуплены торт, хоккейный шлем неизвестной
конструкции и… флог РСФСР.

Электричка оказалась такой же сонной. Через 45
минут высадились на 220 км и по шпалам тронулись к
заветной Вялке. Первое впечатление – Щегринка
шире. По берегам местами лежит снег, всюду
стекают ручейки. Разбили базовый лагерь,
водрузили флаг на длинном шесте. Проходящие
поезда салютуют гудками. До вечера ркбим ставы.
Лес – сплошное болото, привередничать не
приходится. Ставы получились разномастные – от
ели до осины – зато относительно прямые.

29.04.87, день первый

Тронулись в путь по ласковому солнышку. Через
полчаса – экстренная чалка на болото: у Олега
хрустнул став, слишком длинные продолины.
Поставили бандаж, но вечером придется
укорачивать.

Едем дальше. Повсюду живописные, яркие краски –
небо, вода, снег. Начался разлив, и вот – первая
ледовая пробка, подтопленное ледяное поле на
глубине от 5 до 30 см. Где скребемся поверху, где
проводим, где идем по разводьям. Без гидрокостюма
(отдал дуре-женщине, не успевшей купить, хотя
обещала – прим.авт.) ноги отнимаются напрочь.
Солнце исчезло, стало неуютно. На ум приходят два
озера впереди – что ждет нас там? Народ устает
сидеть в упорах, чалимся и десять минут отдыхаем.

Постепенно берега поднялись, долина сузилась.
Появились прижимчики и коряги, река очень похожа
на паводковую Каширку. Несколько деревьев в
русле пришлось обнести. По берегам лежит снег, и
это хорошо – груженые суда можно тащить волоком. В
одном месте, правда, пришлось разгрузить и волочь
на ребре.

В одном месте возникла микрошивера. Река очень
узкая, единственный эффективный маневр –
параллельное смещение. Расчесок много, каждое
судно получило свою порцию.

Вскоре ощутили подпор, река очень сильно
запетляла. По течению поплыли разных размеров
“айсберги”. Иногда перретаскиваем суда
через них – развлечение не из самых приятных. В
устье – старый мост на уровне воды, перед ним –
ледяной залом. При перетаскивании судрв обе дамы
с флагмана искупались. Иришкина обувка осталась
на дне Вялки.

Поворот, другой – и под заходящим солнышком
сверкает ледяное поле. Озеро Островенок. Вдоль
берега – узкий дискретный канал.Идем в ледяной
каше, иногда проводим. Вот, наконец, и вход в реку.
Чалимся налево к высокому обрыву. Странно, но на
сегодня план выполнен.

30.04.87, день второй

Утром Олег свирепо пилит продолины.
Сбрасываемся на воду… и через 5 минут уже
обносим. Подлые бобры стараются вовсю и
перегрызают даже вековые сосны. Обнос, обнос, еще
обнос! Река петляет, при обносах мы часто
срезаем петли. Затопленные деревья проходим
поверху. Одно, другое… Змеиное шипение, и правая
гондола флагмана сморщивается, как соленый
помидор. В надувашке – 30см дырки. Чалимся, чинимся,
кушаем, обносим. Еще одна серия завалов. При
скорости струи 6-7 км/ч это не очень приятно.

…Широкий, живописный разлив. Течение
ослабевает – и рвение народа тоже. Петляем среди
кустиков. Внезапно перед нами стеной поднимается
поросший лесом “материковый берег”. Вялка
входит в ущелье. Начинается “верхний
прорыв”.

Темно, сумрачно. Река забурлила. Вдоль берегов –
ледяные козырьки. В русле неправдоподобно тесно,
это как-то не укладывается в голове. После первой
шиверы и быстротока впереди ледяной мост, под ним
– глухой ледяной затор. Экстренно чалимся
направо, под чальщиком ломается ледяной козырек.
Принимаем чалку второго ката, осматриваемся. В
это время подходят какие-то каяк и КНБ, легко
обносят затор и сбрасываются в ближайшей
бухточке. Мы же с трудом втаскиваем корабли на
террасу, заросшую вековыми елями, и обносим их на
ребре. Спускаем на воду – и началось…

Река немыслимо петляет, бурлит, из берегов
лезут коварные расчески. С обеих берегов
нависают отвесные “ледники” до 1.5 м высотой.
Ситуация меняется ежесекундно. Вдруг –
расширение, река делится на протоки, к острову –
лобовой навал. Уходим в правую протоку и садимся
на перекат. Хорошо, что садимся – река полностью
уходит под лед.

Бежим предупредить Олега. Мимо нас проносится
ЛАС, отскакивая от стенок каньона, как мячик. У
экипажа очень круглые глаза. За ними идут два
“Тайменя”, им тоже хорошо. Вот и Олег. Идет
сравнительно чисто, но в протоку не попадает и
вркбается в прижим. Вылезает, докладывает –
сломана продолина, но до вечера терпеть можно.

Тащить каты по ледовым мостам опасно – они
проваливаются под ногами, а там хорошее течение и
довольно глубоко. Рубим просеку через островок,
перетаскиваем оба корабля.

Последние метры. Те же повороты, расчески, в
паре мест – настоящие валы. Две расчески
пробиваем в лоб, через третью прыгаем, кат
проходит снизу. На мгновение над обрывом
возникают домики. Чалимся на левый берег, как
водится, на козырек. На этот раз он выдерживает и
людей, и кат. Вовочка бежит принимать чалку от
Олега, но тот опять задерживается – решил не
рисковать и перепилил самую большую расческу.

Денек получился жаркий. Река показала коготки,
и эмоций хватило всем.

1.05.87, день третий

Как-то сразу пришла весна. Снег стаял почти
весь, воды в реке прибыло, из земли полезли
цветочки. Проходим для начала остаток шиверы,
потом – низкий мостик, народ при этом растекся по
ставу. Высоченный крейсер Олега обносим поверху.
Около часа спокойного сплава, и снова тяжелые
льды – озеро Льняное, извилистое, узкое, с
островами. Канал у берега очень узкий, проводим
суда.

Впереди по курсу – огромный залив, по его
границе – цепочка островов. Петлять не хочется,
начинаем ледовое плавание. К первому острову
пробились довольно легко, потом ледовая
обстановка заметно ухудшилась. Сколько могли,
рубились веслами, потм выбросились на лед и
сделали волок до второго острова. Второй
катамаран последовал нашему примеру, но
провалился в кольцевую полынью. По грудь в воде
вернулись к кромке льдов и веслами пробили ему
канал.

После обеда начинаем волок на материк.
Выбрасываемся с разгону на лед. Держит.
Напяливаем спасы, спрыгиваем и бегом гоним кат
вперед. КАМАЗная шкура скользит великолепно.
Рысью, марш-марш! Прошли 50 м – стоп, отдых. Лед
потрескивает и прогибается под ногами. Дотянули
до воды, на кромке льдов торжественно перекурили.

Испытывать судьбу ледовым волоком больше не
захотелось, опять пошли вдоль берега.
Перетащились через мост – и увидели открытую
воду! Вспомнили, что сегодня 1 мая, подняли
штандарт. Где по открытой воде, где по ледяной
каше дохромали до развалин завода, по местной
легенде принадлежащего Родзянко. От
неприветливой каячно-байдарочной группы узнаем,
что “Гана” (дружественная маевская группа с
бурным прошлым, вышедшая на маршрут несколко
позже нас – прим.авт.) стартовала. Интересно, когда
она нас догонит?

2.05.87, день четвертый

Утром обносим полуразрушенную плотину в истоке
Льняной. От самого завода остался только
здоровенный каменный барак и поросшие травой
фундаменты. На берегу лежит несколько морских
якорей.

Собственно Льняная несколько шире и быстрей
Вялки, но завалов на ней никак не меньше. Одну
систему завалов и расчесок ковыряем около часа –
разгребаем, пилим, протаскиваем.

Течение ускоряется, завалы сменяются
расческами, берега по-прежнему высокие. На правом
берегу мелькает какая-то деревня – решили было,
что Коржава, но ориентиры не сходятся. Потом река
запетляла, “материковые” склоны расходятся
на километр. Всюту текут шумные ручьи. В лоции об
этом не было…

Во время пережора нас обгоняют два каяка и кат,
на котором кайфуют шестеро друзей с
магнитофоном. В обеих каяках – женщины. На контакт
они не идут, но мы рады тому, что теперь они будут
пилить нам расчески.

Вышли на широкий разлив на луговине.
“Материка” не видно, течения тоже почти нет.
В воде стоят стога. Сзади слышны какие-то далекие
крики – похоже на голоса Фельтгейма и Макароны
(наиболее крикучие члены группы “Гана” –
прим.авт.), но народ единогласно утверждает, что
это глюк. Но тут нас догоняет одинокий каяк. Мужик
сообщает, что “Гана” в начале разлива. Итак, у
кого глюки?

Под вечер подходим к Коржаве. Берега опять
повышаются, но ничего интересного пока нет.
Чалимся перед бетонным мостом. Раздается
гиканье, свист и вопли – из-за поворота вылетает
“Гана” в полном составе. На реке становится
тесно. Дальше идем в куче. Несколько шивер a-la
Щегринка, прижим с изломанным сливом, сразу за
ним – дерево в русле. Зачалиться можно в
единственном месте. Чалимся и сразу выдергиваем
кат, уступая место Олегу. Сумерки сгущаются,
становится холодно и мокро. Очередное обливное
дерево добило всех. На берегу строем стоят каты.
Вовочка по колено в струе лихо принимает чалку
Олега в двух метрах от бревна. “Орлы,”-цедит
Фельтгейм. Народ косо на него смотрит.

3.06.87, день пятый и последний

Присутствие “Ганы” подхлестнуло народ –
зашевелились быстрее. Стартуем смешанным строем.
Сразу после бревна – шивера, потом – низкий мост.
Слишком высокий крейсер Олега суровым мужским
экипажем вписываем в крохотную бухточку перед
мостом и обносим. Низко сидящий флагман
нормально проходит под левым берегом.

Улов, на выходе – гигантская еловая расческа, за
ней – шивера с неплохими валами и прижимом в
конце. Флагман уходит первым, проносится по
шивере и чалится перед большим завалом. Там уже
скопилось множество судов, на стенке оврага
“Гана” прорубает дорогу для обноса.
Прилетает ганское судно, Фельтгейм стоит на
ставе, как колясочник (живой балласт, перебежками
управляющий креном деревянного плота в древние
времена – прим.авт.). Сообщают, что Олег застрял
под расческой. Бегу на помощь, но он уже выпутался
своими силами. К завалу приезжаю на кате Олега.
Перетаскиваемся, чалимся у автобазы. Теперь
вперед уходит Олег – в случае чего, мы его вытащим.

Выжидаем 5 минут, стартуем. Поворот, прижим,
расческа, поворот, прижим .. С неожиданной
легкостью перелетаем через обливные деревья.
Цепляем бортом за какой-то выворотень, нас
основательно подтапливает. Реверсируем в улов,
пытаемся выскочить на струю. Наваливает опять.
Подрабатываем кормой и вылетаем из улова
“телемарком”.

На высоком левом берегу обедает “Гана”.
Олега нет. Кто же все это снимать будет? Ладно,
пилим дальше. Дамам плохеет, даем им пять минут
подышать – и снова в бой.

Очередной поворот, затопленная дрына. Рвемся
влево, корма не угребается. Короткий писк – и Инна
уже висит на коряге в 3 метрах от берега,
киногенично расклинившись животом в развилке.
Чалимся ниже, уговариваем ее идти на берег на
спасе, благо ниже улов. Идет – с “Зенитом” на
брюхе. Эх…

Впереди по курсу – неприятный завал с
сомнительным проходом справа. Идем на прорыв.
Навал бортом, корму вправо, скрежет по шкуре – фу,
прошли! Сразу же поворот с прижимом, на стенке
каньона сидит экипаж Олега. Сохнут, загорают.
Катамаран стоит в маленьком распадке. Олег
вежливо объясняет, что у них был киль. Смотрю на
его кат – поперечины поломаны по центру и торчат
вверх домиком. Немая сцена. Пробито две гермы, с
Натальи сорвало каску, намочили второй
фотоаппарат. Весла целы, кат поймали сами.

Обедаем и наблюдаем за цирком у завала. Вот
подходит “Гана”. “Двойки как четверки”
обносят, Васьков на большом крейсере пытается
пробиться, но верхней дрыной у него срезает
экипаж. Чалятся к нам, отжимаются. Следом
появляются старые знакомые – каяк и КНБ. КНБ
затаскивает носом под обливное бревно,
разворачивает и выплевывает на ребре. Капитан
вылетает из щчка и цепляется за ахтерштевень,
весла уходят. Вовочка геройски их ловит. КНБ
кое-как чалится, мужики сноровисто откачивают
воду кружками.

Чиним Олега, заодно простукиваем флагман. Пять
ушей вырвало с мясом, а мы этого даже не заметили!
Стартуем. Русло немного расширилось, коряг стало
поменьше, но стенки каньона стали еще выше и
круче. Остаток каньона проходим вполне слаженно
и даже со вкусом – народ, кажется, понял, как здесь
нужно работать. И тут каньон внезапно кончается.
У всех – какое-то чувство обиды, будто отнялм
любимую игрушку. Так быстро декорации менялись
разве что на Кавказе, когда река стремительно
вылетает из гор на равнину.

Река стала мирной и дружелюбной, под стать ей и
берега. По таким пейзажам,наверно, хорошо водить
пионеров. Проходим два каких-то села. Дома
большие, северные, вдоль реки – баньки. Кусочек
Карелии здесь выглядит странно.

Наступает предфинишный кайф. Вылезаем из
упоров, травим байки. Местные жители на вопрос
“Где Мста?” отвечают невразумительно. Когда
на высоком обрыве замелькали люди в штормовках,
поняли, что остались какие-то метры. В Мсту впали
честно, но против течения прошли метров десять –
течение здесь доброе. Разобрали корабли по
колено в грязи, вытащили суда на обрыв. Народ
наломался и передвигается в замедленном темпе, а
ведь завтра – ранний подъем.

4.05.87, день минус первый

Утром вылезаем из палаток, стуча зубами. На
надувашках лежит иней. Холодный завтрак, кое-как
пакуем вещи – и вперед. По лесной грунтовке
тянется длиный караван жертв туризма –
начинающих и со стажем. Сусаниным работает
Фельтгейм. До станции доходим неожиданно быстро,
да и турья там оказалось для иайских праздников
немного. Должно быть, основная толпа отвалила
вечерней кукушкой.

Обошлось почти без штурма. А дальше – как всегда,
три электрички до Москвы и совсем ничего
интересного.

Н. Спрингис

Льняная (характеристика реки)

Льняная – узкая река, с заболоченными лесистыми берегами. Местами заметное течение. Ветки, бревна в русле. Местами локальные завалы, усложненные течением. Падение 0-1 м/км. Первые 50 километров – незаселенка, много дров, со стоянками проблем нет. После деревни Коржава – 30 км участок с быстрым течением (3-6 км/ч) – валы, прижимы, основное препятствие – навал на бревна…

Льняная, 2000 г (краткие технические данные)

Мы ходили на Льняную 22-23 апреля 2000 года. Вода высокая (0-20 см ниже пика паводка). Участники: Денис Будяк, Юля Прахова (Щука-3) и Саша Тонис (Ласточка-11). Два дня, два киля (по одному у каждого судна), 7 обносов. После своего киля экипаж Щуки сошел с маршрута, и я продолжал сплав один. Льняная – левый приток Мсты. Новгородская…

Волма – Колпинка (IV)

Малые сплавные реки Валдая интересны в первую очередь как тренировочные маршруты, не требующие больших временных и финансовых затрат, но сочетающие в себе спортивную ценность, динамичность прохождения, мало затронутую цивилизацией природу, а в межсезонье относящиеся к условной категории “экстремального” туризма, требующего от участников хорошей спортивной подготовки, выносливости, освоения “школы выживания”. Более или менее подробная информация о…